04.03.2007

 Главная функция национального проекта "Здоровье" - диспансеризация и диагностика


В статье Е. Гонтмахера "Приоритетные национальные проекты (попытка политэкономического осмысления)" опубликованной в журнале "Неприкосновенный запас", No50, 2007 подведены итоги реализации ПНП.

Не касаясь всех проектов (хотя можно было бы и о них), поговорим о ПНП "Здоровье".

Е.Гонтмахер утверждает, что этот проект был призван переломить негативные тенденции в сфере здравоохранения. И далее приводит ворох негатива, вполне уже озвученного в великом множестве публикаций и выступлений. Который - то есть ворох негатива - и не позволил, получается, "переломить негативные тенденции в сфере здравоохранения".

Сообщается, что общий замысел - "расшить" ситуацию в наиболее запущенных социальных областях - верен. Но вот только косметическими примочками и борьбой с непрофессионализмом ситуацию кардинально не поправить.

Давайте все-таки определимся, что же надо было делать - переламывать негативные тенденции или же расшивать ситуацию в наиболее запущенных социальных областях. Представляется, что это совсем разные вещи.

Е.Гонтмахер завершает статью призывом сделать Национальные проекты лишь первой ступенькой в деле давно назревших социальных реформ, аккуратное проведение которых, возможно, растянется на несколько лет.

Для этого надо совместно с экспертным сообществом, специалистами из всех связанных областей сформулировать наконец цели и задачи грядущих преобразований, критически взглянуть на содержание нацпроектов, поправить их, наполнив системным смыслом.

Так ведь фактически ПНП и стали первой ступенькой. В долгом движении к коренному изменению социальной сферы. Без чего все наши ПНП так и останутся кампаниями. Что касается системного смысла (словосочетание довольно странное), то речь, видимо, о приоритетах.

Если говорить о здравоохранении, то задача задач - существенное увеличение продолжительности жизни россиян, причем жизни вполне активной, насыщенной. Не то, что мы наблюдаем сейчас.

Существует мнение, что негативные тенденции смертности есть результат экономического кризиса 1990-х годов. Однако эксперты утверждают, что снижение продолжительности жизни началось в 1960-1970 гг.

В итоге к 2003 г. ожидаемая продолжительность жизни в возрасте 15 лет снизилась по сравнению с 1965 г. у мужчин на 7,6 года, у женщин - на 2,8 года.

Основной рост смертности связан с болезнями системы кровообращения и несчастными случаями. Специалисты считают, что экономический кризис сыграл определенную роль. Но рост смертности в начале 1990-х годов стал заметен на фоне ее сокращения в период антиалкогольной кампании конца 1980-х годов.

Около 2/3 общего прироста смертности в начале 1990-х годов было обусловлено ее ростом среди трудоспособного населения, общий коэффициент смертности для трудоспособных возрастов увеличился с 4,9% в 1990 г. до 8,4% в 1994 г.

Самое печальное в том, что (по данным Центра демографии и экологии человека), если в 1998 г. мужчины в России жили в среднем 61,2 года, женщины 73,1, то в 2005 году средняя продолжительность жизни мужчин составила уже 58,9 лет, а женщин - 72,4.

Между тем в Польше с 1990 по 2003 год средняя продолжительность жизни мужчин увеличилась на 4 года, в Эстонии - на 1,5.

Обращает на себя внимание эстонская ситуация. За 13 лет рост есть, хотя пока незначительный. Можно предположить, что экономическая и социальная ситуация в Эстонии примерно такая же, как в России. А в Польше получше.

Поскольку ситуация с мужчинами просто катастрофическая, то для сравнения: в Японии они живут в среднем 77 лет и 4 месяца, в Швеции - 77 лет, в Великобритании - 75, во Франции - 74,5, в Германии - 74,4, в США - 74.

Если на мгновение представить чудесное решение этой проблемы, то общество наше было бы больше примерно на 15 млн.человек. Но и женщины наши могли бы жить подольше. И посчастливее.

В США средняя продолжительность жизни женщин на 8 лет больше, чем в России, во Франции - на 11 лет, а в Японии - на 13. В 3 раза у нас больше, чем в среднем по миру, самоубийц (40 на 100 тыс. населения) и по этому показателю мы занимаем первое место в мире. Ежегодно до 100 тыс. человек пропадает без вести, до 30 тысяч каждый год убивают. 40 тыс. человек погибает на дорогах.

Более 30% от числа умерших в 2006 году россиян - люди трудоспособного возраста, и этот показатель в 4,5 раза выше, чем в странах Евросоюза. В России 190 тыс. человек умирают от воздействия вредных и опасных производств. 15 тыс. смертей - от травм на производстве. Досрочно на пенсию выходят 180 тыс. человек.

Основной причиной смертности трудоспособного мужского населения стала смертность от внешних причин. Она высока в Центре, на Северо-Западе, Европейском Севере и Урале, в регионах Восточной Сибири, на юге Дальнего Востока и во всех автономных округах востока страны (5,5-7,8%).

В Москве ожидаемая продолжительность жизни мужчин на 6-10 лет выше, чем в соседних областях Центра, а население северных нефтегазовых автономных округов Тюменской области живет на 3-7 лет дольше, чем население областей Центральной России.

Самую низкую продолжительность жизни мужчин в 2004 г. имели Корякский АО (46 лет) и Тыва (51 год). В этих регионах суммируется негативное воздействие всех факторов, поэтому мало живут не только мужчины, но и женщины (62 года).

Столь низкие показатели долголетия обоих полов - очевидный пример социальной деградации. В частности, алкоголизация. По данным Независимого института социальной политики (www.socpol.ru/research_projects), алкоголизм наиболее распространен на Крайнем Севере и востоке (в большинстве автономных округов, включая нефтегазодобывающие, в Якутии, на Сахалине и Камчатке).

В федеральных городах и на Северном Кавказе заболеваемость почти в два раза меньше средней под влиянием более рационального отношения к своему здоровью или традиционного образа жизни. По данным ООН, в 20% случаях смерть россиян связана с медицинскими проблемами.

Врачи отмечают, что большинство россиян приходят к врачу только при резком ухудшении самочувствия. В результате многие болезни не удается распознать на ранних стадиях. Именно поэтому у нас так велика смертность от заболеваний, которые излечимы только на начальных стадиях.

Сейчас больше половины людей в России умирают от сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний. Правда, так было на протяжении последних десятилетий прошлого столетия.

Чтобы понизить уровень смертности, нужно в первую очередь заняться улучшением быта населения и повысить его материальное положение. Следующим шагом эксперты видят введение ежегодной диспансеризации.

Самая низкая продолжительность жизни - в регионах Восточной Сибири (Тыва - 54 года), а в Европейской части пониженным долголетием отличаются постаревшие области Центра и Северо-Запада (61-63 года).

В обезлюдевшей сельской местности Смоленской, Тверской и других областей Центра, в половине регионов Северо-Запада продолжительность жизни сельского населения составляет только 57-59 лет, а мужчин - 49-52 лет, почти как в Тыве (48,5 лет).

Это явное следствие депрессивности аграрного сектора и маргинализации сельского населения. Лучшие показатели имеют субъекты РФ двух типов: регионы Европейского юга и Москва.

Негативные социально-экономические факторы (бедность, плохое питание, ухудшение медицинского обслуживания) оказались сильнее природных.

Москва и в меньшей степени Санкт-Петербург выделяются большим долголетием по сравнению с окружающими регионами не только благодаря высоким доходам (во второй столице они пока ниже), но и более высокому образованию населения.

Исследования демографов показали, что каждый дополнительный год обучения снижает смертность на 9% у мужчин и на 7% у женщин.

В 1960-1970 гг. прошлого столетия мужчины в Москве жили в среднем 66 лет, а женщины - 74. За 1992-2004 гг. продолжительность жизни в Москве увеличилась на 9 лет.

А в целом по России за тот же период всего на полтора года. Если же взять Россию без Москвы, то и того меньше. Хотя близко к упоминавшемуся эстонскому показателю. При этом женщины живут на 10 лет дольше мужчин.

Но у всех шанс на более долгую жизнь увеличивается, если они обитают в центре (по данным Института социально-политических исследований РАН). В Хамовниках или Замоскворечье люди живут в среднем на четыре года дольше, чем в Выхине и Кузьминках. В центре Москвы мужчины живут в среднем 70 лет. Столько же, сколько в странах Центральной и Восточной Европы.

Благополучными по продолжительности жизни считаются в городе также Север, Юго-Запад и Северо-Запад. Неблагополучные административные округа - Восточный, Юго-Восточный и Южный.

Такая же география у женщин - больше всего, в среднем по 77 лет, живут женщины в центре и чуть меньше - проживающие на Юго-Западе и Северо-Западе. В Южном, Восточном и Юго-Восточном округах, где уровень образования жителей ниже, заметно меньше и продолжительность жизни: примерно на 2 года у женщин и на 2,5 - у мужчин.

В последние годы в Москве возросла смертность среди трудоспособного населения в возрасте от 20 до до 39 лет. Больше всего среди молодых, социально адаптированных и уже вставших на ноги людей умирает от сердечно-сосудистых заболеваний (мужчины - чаще).

Больше всего им подвержены жители районов Востока и Юго-Востока столицы, а зоной благополучия являются Центральный и Юго-Западный округа.

На втором месте среди причин смертности стоят травмы и отравления. На первом месте стоят дорожно-транспортные происшествия (20,3%), случайные падения (14,8), повреждения без уточнений причин (14,6), убийства (11), самоубийства (10,6%). Случайные отравления некачественным алкоголем в столице встречаются редко (5%).

Высока доля гибели людей от неточно установленных диагнозов: практически каждый восьмой житель умирает в трудоспособном возрасте по неизвестной причине. Эксперты считают, что эти случаи тоже можно отнести к смертям от травм и отравлений.

Поскольку социальный статус "немосквичей" ниже, чем коренных жителей, соответственно и живут приезжие меньше, а умирают - чаще. На их долю приходится больше 10% смертей, которые чаще всего наступают от пневмонии, инфекционных заболеваний и других маргинальных причин.

Если немного обобщить, то повышенная смертность от системы здравоохранения зависит мало. Причины прежде всего в социально-психологической сфере. В ментальности. Изменить которую быстро невозможно. Но заниматься этим, конечно же, нужно. Прежде всего через экономическое развитие.

Интересно, что показатели детской и материнской смертности в регионах теперь существенно ниже, чем в советское время. Хотя уровень младенческой смертности в России все еще отстает от развитых стран в два раза, динамика этого индикатора показывает, что социальные проблемы можно решать успешно.

Положительная динамика объясняется многими причинами: снижение рождаемости уменьшило нагрузку на учреждения родовспоможения; рост использования контрацептивов, особенно в городах, позволил сократить число нежелательных рождений.

Немалый вклад внесла и политика поддержки материнства и детства, проводимая многими регионами, особенно экономически сильными. Например, в Ханты-Мансийском АО введена обязательная генетическая диагностика будущих матерей, в Самарской области - специальная программа переоснащения роддомов.

Уровень младенческой смертности в этих регионах, а также в Белгородской области и половине субъектов Северо-Западного федерального округа, включая С.-Петербург, снизился до 8-9 на 1000 родившихся живыми.

Позитивные тенденции устойчивы и при начавшемся росте рождаемости, поскольку эффективность политики снижения младенческой и детской смертности в развитых регионах и городах обеспечивается одновременно и более высоким уровнем жизни населения, и более развитой инфраструктурой здравоохранения. Однако эти тенденции проявляются не везде.

Высокой младенческой смертностью отличаются слаборазвитые республики - Ингушетия, Тыва (27-28 на 1000 рождений) и автономные округа Крайнего Севера, где живут коренные малочисленные народы (20-30).

Проблема не только в низком уровне экономического развития этих территорий, но и в слабой модернизированности образа жизни населения. Следствие экономической слаборазвитости - дефицит калорийности питания матерей, особенно в сельской местности, где население не имеет устойчивых источников дохода и отличается высоким уровнем бедности, труднодоступность медицинских услуг из-за недостатка врачей или удаленности лечебных учреждений.

Это целый комплекс проблем, решить которые невозможно только дополнительными инвестициями в здравоохранение слаборазвитых регионов.

Разная доступность и качество медицинского обслуживания в городах и сельской местности приводят к тому, что коэффициент смертности сельских детей в возрастах 1-4 года вдвое выше, чем городских. Как следствие, в слабоурбанизированных регионах детская смертность в 2,5-3,5 раза превышает показатели федеральных городов.

Еще одной позитивной тенденцией стало сокращение материнской смертности со второй половины 1990-х годов (с 50 на 100 тыс. родившихся живыми в 1997 г. до 32 в 2003 г.). Россия имеет гораздо более низкий уровень материнской смертности, чем в конце советского периода (47 в 1990 г.), хотя частично это связано с сокращением рождаемости.

Есть наиболее проблемные зоны с уcтойчиво высокими показателями: Дальний Восток, особенно его северная часть с экстремальными природно-климатическими условиями и слаборазвитой социальной инфраструктурой, и Сибирь, в первую очередь наименее развитые республики. В 2003 г. уровень материнской смертности в самых проблемных регионах в 4 раза превышал средний по России (130 на 100 тыс. рождений в республике Тыва и Еврейской АО).

Регионы Европейской части имеют более низкие показатели по объективным причинам: в них лучше природно-климатические условия, выше плотность населения и городов, что повышает доступность лечебных учреждений. Однако обеспеченность медицинской помощью недостаточна для снижения материнской смертности.

В Москве, несмотря на высокий уровень развития здравоохранения, материнская смертность немногим ниже средней по стране из-за ухудшения здоровья женщин под воздействием загрязнения, психологических нагрузок и стрессов.

Специалисты беспокоятся по поводу т.н. социальных болезней. В. частности, туберкулеза, ВИЧ. Борьба с распространением ВИЧ в регионах, как и с мужской сверхсмертностью, требует позитивных изменений образа жизни населения, а такие долгосрочные задачи пока решаются с трудом.

Чтобы понизить уровень смертности нужно в первую очередь заняться улучшением быта населения и повысить его материальное положение. Следующим шагом эксперты видят введение ежегодной диспансеризации. Словом, ПНП "Здоровье" прекрасно выполняет свою главную функцию - диагностика.

Источник: Главная функция национального проекта "Здоровье" - диспансеризация и диагностика




Другие новости:
 
  Copyright © RIN 2001-. *  Обратная связь